Top.Mail.Ru
Житель Волжского освоил редкую профессию печника - Крестьянская Жизнь
Дата 23 Апреля, Вторник
$ - 00,0000 € - 00,0000

Житель Волжского освоил редкую профессию печника

Профессия волгоградца Игоря Селина по нынешним временам редкая – он печник. По словам Игоря Федоровича, на всю область их пятеро мастеров, а заказов столько, что график расписан до следующего Нового года. Так что кризис мастеру не страшен. Более того, по опыту предыдущих лет, в сложные времена спрос на печи только возрастает.

Житель Волжского освоил редкую профессию печника

Дедовские методы

Первую печь Игорь Селин сделал под руководством родного деда, который жил в Калачевском районе области. Тот не являлся профессиональным печником, но мужик был с золотыми руками. И вот это замечательное качество, передавшееся внуку по наследству, помогло Игорю Федоровичу стать мастером своего дела.

После деда у Селина было много других учителей. Пришлось побывать даже в северных широтах.

– Тамошний печник научил меня делать печь на деревянном настиле, глинобитную печь, которую надо утрамбовывать. Это очень интересная работа, но занимает три-четыре месяца, – рассказывает Игорь Федорович.

Некоторые премудрости печного дела сегодня уже утратили актуальность. Например, раньше печи штукатурили – а строительных магазинов, где продаются смеси с заданными характеристиками, не было. Поэтому месить приходилось глину, а чтобы состав получился качественный, не трескающийся от высоких температур, в него добавляли речной ил, а также соль.

– Сейчас люди любят кирпич, красивую расшивочку. Поэтому, чтобы класть печи, нужно быть прежде всего первоклассным каменщиком.

Хлебом не корми, а с печи не гони

Сегодня у мастера уже 20‑летний опыт и более тысячи работ. Игорь Федорович может исполнить любой каприз. Хотите – положит «голландку», хотите – «шведку». Нужна «чешка» – тоже без проблем. Ну и, конечно, всегда с удовольствием сделает русскую печку.

У каждого вида своя история, преимущества и недостатки.

Например, «голландки» появились на Руси еще в петровские времена. При сопоставимых коэффициентах полезного действия от русской печи голландскую отличали компактные размеры. Кстати, экономные европейцы использовали такую печь для обогрева сразу нескольких этажей. Также голландки отделывали изразцами – еще и поэтому она пришлась к императорскому двору, а потом перекочевала даже в крестьянские избы.

Однако получить широкое распространение она не могла по той простой причине, что предназначена исключительно для обогрева. А вот «шведка», как и русская печь, имеет варочную поверхность. Несмотря на свое название, «шведка» является классической немецкой печью, а в нашей стране стала популярной после Великой Отечественной войны. Экономные европейцы предусмотрели два режима работы печи: при летнем можно готовить пищу, не прогревая печку полностью. Иначе и жарко, и дров не напасешься.

Особняком стоит русская печь с лежанкой. Это не просто «обогреватель» – это особый дух. Не зря ведь столько пословиц и поговорок про печь дошло до наших дней: «Добрая то речь, что в избе есть печь», «Печь греет и варит, печет и жарит. Она накормит, обсушит и порадует душу». А еще так говорили: «Печь нам мать родная», «Уж лучше хлебом не корми, а с печи не гони».

– Это печь на все времена, – говорит Игорь Федорович. – У меня в практике было такое, что шесть сезонов подряд я клал только русские печи.

 

Домашний очаг

Игорь Селин хорошо помнит многих заказчиков. Часто это обеспеченные люди, которым нужен особый шарм,

изюминка в интерьере. Очень любят печки военные люди. Чем это объяснить? Может, за годы службы они устают скитаться по городам и весям и таким образом унимают тоску по домашнему очагу?

Еще одна категория заказчиков – люди старшего поколения, которые просто прикипели к печному отоплению. Для них Игорь Федорович всегда готов пойти на уступки.

– Помню одну старенькую бабушку. Она жила на даче, дров на зиму запасти не могла – покупала частями с пенсии. Конечно, с нее я совсем ничего не взял, бесплатно сделал печку, и сердце радовалось.

Одно время, вспоминает Селин, банки активно выгоняли должников и люди массово уходили жить на дачи. Тогда он положил не меньше сотни таких печек – тоже по минимальной цене.

А вообще обычная печь «зима-лето» обходится, как правило, в сумму от 40 да 60 тысяч рублей. На нее уходит порядка 750 кирпичей.

Гарантия – пожизненная

Часто мастеру приходится не строить печку с нуля, а исправлять ошибки дилетантов.

– Кто‑то сделал печь, а не знает, что такое боровок. Вот уж горе-мастер! И люди обращаются с просьбой посмотреть: «Печка новая, но почему‑то дымит…» Прихожу, вроде бы все грамотно сделано, по уму. А на подловку заглянул – боровка нет. Боровок – это сложенный из кирпича поворотный угол, скажем так, насос, создающий тягу. Без него печка просто не работает. Этому меня еще дедушка научил.

За свою работу Игорь Селин ручается.

– Есть семьи, в домах которых я сложил печи много лет назад. Приезжал к ним в гости, люди довольны – все работает прекрасно, нареканий нет. Когда я делаю печь, я даю на нее пожизненную гарантию.

 

Марина Злобина. Фото предоставлено героем публикации